Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 1(33) за 2018 г.

 

Максим Казанин

Возможности ракетно-ядерных сил Армии КНдР по оценкам китайских специалистов

Часть 1. Становление и развитие ракетно-ядерных сил КНА

Этап первый (1960–1975 гг.) — «первые шаги»

Опасность военной интервенции со стороны Республики Корея стала расти после размещения США в 1958 г. ядерных боеприпасов на своих базах на Корейском полуострове. После Карибского кризиса и радикального осложнения мировой политической обстановки руководство КНДР приняло решение о создании ядерных боеприпасов и средств их доставки.
В 1960 г. между Пхеньяном и Москвой было подписано соглашение о военном сотрудничестве, к 1962 г. подразделения ПВО КНА получили первые зенитно-ракетные комплексы С-75, однако до момента ухода Хрущева с поста военно-технические контакты между двумя государствами не отличались особой интенсивностью. В 1964 и 1965 гг. КНА получило в рамках военно-технической помощи от СССР ракеты класса «земля–воздух», противокорабельные ракеты берегового базирования, а также оперативно-тактические ракетные комплексы (ОТРК) «Луна 5» и «Луна 6». В КНДР было открыто военное училище для подготовки военнослужащих ракетных подразделений и сформировано несколько исследовательских организаций, которые начали НИОКР по созданию собственных образцов ракетной техники.
Ухудшение политических отношений Москвы и Пхеньяна в конце 60-х гг. обусловили обращение КНДР за помощью к официальному Пекину. Китайские специалисты предоставили КНА как образцы противокорабельных ракет, так и техническую документацию к ним. В тот период времени северокорейские специалисты получили базовые навыки в вопросах конструирования ракет и двигателей к ним, а военные освоили элементарные приемы оперативного применения вооружения.
В поисках вариантов создания военного превосходства политическое руководство КНДР с переменным успехом вело переговоры с СССР о поставках ОТРК «Луна-7» или «Скад» и одновременно с китайскими специалистами о разработке баллистической ракеты малой дальности (БРМД). Однако к началу 70-х гг. прошлого столетия на полуострове обстановка в целом была стабилизирована и руководство двух социалистических держав воздержалось от дальнейшего сотрудничества с КНДР в плане развития ракетно-ядерных сил.

Этап второй (1975–1990 гг.) — «простое копирование»

Поскольку военно-политическое руководство Республики Корея осознавало всю опасность ОТРК «Луна», которые позволяли наносить удары по Сеулу, то к началу 70-х гг. южнокорейские ученые разработали ракету с дальностью пуска 200 км, которая представляла угрозу для Пхеньяна. Китайские специалисты отмечают, что военно-политическое руководство США всячески сдерживало развитие программы ракетных сил в РК и с учетом подписанного «Меморандума о ракетных технологиях» американские предприятия ОПК серьезно ограничили поставку комплектующих, которые могли помочь южнокорейским конструкторам увеличить дальность пуска и массу боевой части ракет.
В этот период и официальный Пхеньян испытывал серьезные трудности в отношениях с СССР и КНР, которые были ориентированы на решение других внешних и внутренних проблем и тогда военно-политическое руководство КНДР обратило свои взор на третьи страны, которые отвечали следующим требованиям:

  • обладание ракетами советского производства;
  • наличие доброжелательных дипломатических отношений;
  • желание поделиться технологиями без оглядки на официальную Москву.

Ключевой момент настал в 1979 г.: руководство Арабской Республики Египет откликнулось на многочисленные обращения официального Пхеньяна и передало несколько образцов ракет «Скад-Б», которые после четырех лет изучения начали выпускать в Северной Корее под обозначением «Хвасон 5» (дальность пуска 300 км). Данные боеприпасы позволяли обстреливать 2/3 территории Республики Корея.
В ответ южнокорейские специалисты к 1987 г. передали на вооружение ВС первую баллистическую ракету «Hyunmoo 1», обладающую дальность пуска от 180 до 250 км.
К 1989 г. в КНДР подготовили ракету под обозначением «Хвасон 6», которая обладала максимальной дальностью пуска уже 600 км. Благодаря помощи египетских товарищей была организована подготовка молодых специалистов, а военные отработали новые приемы боевого применения. Следует отметить, что уже на этом этапе продукция ракетостроительных предприятий ОПК КНДР стала пользоваться спросом среди иностранных военных. Так, именно северокорейские ракеты применяли ВС Исламской Республики Иран в ходе вооруженного конфликта с Ираком.
Следует отметить, что в 1984 г. Ким Ир Сен посетил с официальным визитом СССР и благодаря некоторой разрядке в отношениях ему удалось достичь соглашения о поставке более современных зенитных управляемых ракет для системы ПВО, что привело к продолжению гонки вооружений на полуострове.

Этап третий (1990–2006 гг.) — «поиск вариантов модернизации»

К началу 90-х гг. прошлого столетия официальный Пхеньян оказался в очень сложном военно-политическом и экономическом положении в связи с распадом СССР, кроме того, официальный Пекин восстановил полноценные торгово-экономические отношения с Сеулом. Также на социальную и экономическую ситуацию внутри КНДР оказывали серьезное давление регулярные стихийные бедствия. В этих условиях Ким Чен Ир принял решение поставить в приоритеты развитие ВС, поскольку планировал обеспечить «общую угрозу» для Кореи, Японии и США в регионе, чтобы они не могли напасть на ослабленную экономически Северную Корею. В этой ситуации было принято решение о действиях по двум направлениям.
Направление первое — модернизация и дальнейшее развитие наличных образцов вооружения, поскольку возможностей «Хвасон — 5 и 6» было недостаточно. Северокорейские ракетостроители смогли к 1993 г. разработать и испытать баллистическую ракету средней дальности (БРСД) «Хвасон-7» (другое обозначение «Нодон», дальность пуска до 1000 км), которая позволяла поражать цели на части территории Японии. Несколько позже на базе «Хвасон-7» были разработаны такие ракеты, как «Тэпходон 1 и 2».
Направление второе — поиск и получение образцов или технической документации на оперативно-тактические и баллистические ракеты советского производства. В результате работы разведывательных органов северокорейские конструкторы получили полные комплекты документов на ОТРК «Точка» и БРПЛ Р-27, благодаря которым были созданы БРМД KN-02 и БРСД «Хвасон 10» (второе обозначение ВМ-25 «Мусудан»). По оценкам китайских специалистов, благодаря посредникам с «черного рынка» вооружений северокорейские спецслужбы приобрели образцы противокорабельных ракет французского производства и ПЗРК «Стингер» американского производства соответственно.
Следует отметить, что в рамках данного этапа США и КНДР начали переговоры, в ходе которых американская сторона выступала с требованием о прекращении разработок ракетного оружия, тогда как Пхеньян требовал отмены санкций, хотя при этом северокорейские специалисты активно работали над космической программой — начали разработку ракет-носителей серии «Ынха», поскольку ракеты «Тэпходон» не обладали достаточной надежностью: ступени были сформированы с применением двигателей разных типов — первая и вторая ступень жидкотопливные, а третья ступень твердотопливная. В 1999 г. для смягчения ситуации на полуострове руководство КНДР заявило о своем решении временно приостановить программу разработки баллистических ракет большой дальности.

Этап четвертый (2006 г. по н. в.) — «прорывное ускоренное развитие»

После первого подземного ядерного испытания в КНДР и возобновления разработок БР средней и большой дальности обстановка на Корейском полуострове развивалась по сценарию «испытание ракет — санкции, испытание новых ракет — повышение санкционного давления».
Президент РК Ли Мен Бак провозгласил «политику Солнца», Южная Корея присоединилась к MTCR (режим контроля распространения ракетных технологий), согласно которого страны не должны разрабатывать ракеты с дальностью более 300 км и массой БЧ более 500 кг. Однако южнокорейские конструкторы ускорили работы по созданию новых моделей баллистических и крылатых ракет серии «Hyunmoo», которые к настоящему моменту обладают максимальной дальностью пуска 1500 км и способны доставлять к цели БЧ массой от 500 до 1500 кг.
В этих условиях северокорейские специалисты провели восемь испытательных пусков БРСД «Хвасон 10», из которых семь окончились неудачей. Также была прекращена работа над МБР «Хвасон 13», макет которой периодически демонстрировали на парадах для введения в заблуждение иностранных разведчиков. По данным китайских источников, военно-политическое руководство КНДР выделило в отдельное направление совершенствование ракет-носителей серии «Ынха», которые необходимы для создания национальной орбитальной группировки космических аппаратов системы военного управления. Кроме того, усилия инженеров сосредоточены на создании твердотопливных баллистических ракет для подводных лодок серии «Кванменсон».
Очевидно, что именно в рамках настоящего периода предприятии ОПК КНДР смогли разработать и передать на испытания твердотопливную ракету с «холодным стартом» под обозначением «Кванменсон-2», новую БРСД «Хвасон 12» с жидкотопливным двигателем и МБР «Хвасон 14».
Ниже указаны статические данные о проведенных испытаниях баллистических ракет разных модификации (табл. 1).
Эти данные показывают, что воплощение идеи Ким Чен Ына о «прорывном ускоренном развитии» ракетно-ядерных сил сопровождается испытательными пусками повышенной интенсивности

Часть 2. Современное состояние ракетно-ядерных сил КНА

Анализ публикаций в ряде китайских специализированных изданий позволяет составить общее представление о процессе развития систем ракетного вооружения в КНДР. Китайские специалисты указывают, что в составе КНА действуют дивизии и отдельные полки, на вооружении которых находятся БР малой, меньшей, средней, большой дальности (табл. 2), кроме того, запланирована постановка на боевое дежурство межконтинентальных баллистических ракет (МБР).
Некоторые данные о типах БР и их тактико-технических характеристиках (ТТХ) представлены в таблице 3.
Следует отметить, что минимальное количество ракет, которое, по оценкам китайских специалистов, можно считать серийным, — 10, т. е. северокорейским ракетостроителям придется приложить усилия для изготовления минимального количества боеприпасов четырех крайних моделей.
С учетом приведенной информации представляется возможным согласиться с оценками китайских специалистов, что военно-политическое руководство КНДР поддерживает предприятия ОПК, осуществляющие разработку жидкотопливных БР. По данным китайских источников, ракета «Хвасон 9» фактически предназначена для ударов по авианосным ударным группировкам вероятного противника в акватории Японского моря.

Полную версию статьи читайте печатном номере журнала.

Партнёры

Реклама

Ban

Журнал онлайн

Редакция журнала

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 240 81 49

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru 

Подписка на журнал

Журнал «Арсенал Отечества» продолжает подписку на 2018 год. Издание выходит с 2012 года с периодичностью 6 раз в год.

Стоимость годовой подписки — 9 000 руб.

По вопросам подписки или приобретения журнала в розницу обращайтесь к С.А. Бугаеву (sbuga1960@yandex.ru+7 (916) 337-14-17)